TERMINOLOŠKA KOMISIJA
Međunarodnoga slavističkog komiteta

*Борис Николаевич Головин


!_Головин_фото.png

Горьковская терминологическая школа в контексте мирового 
    терминоведения 

Борис Николаевич Головин

К 100-летию со дня рождения 

(27.07.1916 - 01.01.1984)


Как неумолимо бежит время… Вот уже мы отмечаем 100-летие Учителя, Бориса Николаевича Головина. Да и мы, его ученики, увы, не молодеем. Учителя не стало в 1984 году, он не дожил до 70 лет, а многие из нас уже перешагнули этот рубеж. Проф. Головин оставил обширнейшее научное наследие. Он был ученым академического размаха, его научные интересы простирались от традиционных направлений современной лингвистики и русистики до математических методов в языкознании, от решения общетеоретических и философских проблем языкознания до многочисленных задач прикладной лингвистики и прежде всего терминоведения.

Терминоведение, как известно, наука относительно молодая. Если ему и больше 80 лет, то совсем не на много. Основателями терминологической науки по общему признанию являются австрийский ученый и промышленник Ойген Вюстер и два советских специалиста: Д. С. Лотте и Э. К. Дрезен. Так случилось, что все трое опубликовали основополагающие для этой науки работы в течение полутора-двух лет (1934-1935), дав старт новой научной дисциплине. Социально-экономические условия ее создания уже были подготовлены всем историческим ходом развития общества. Достаточно сказать, что научно-технический потенциал общества в начале ХХ века властно требовал от лингвистов и инженеров научного обоснования процедуры номинации многочисленных инноваций и открытий.

Нелишне будет заметить, что ХХ век называли веком автомобилизма, веком авиации, веком атома, веком генетики, веком кибернетики, веком космонавтики, веком компьютеров и т.п,,а это вызвало к жизни появление такой области деятельности как упорядочение и стандартизация терминологии. И вот тут появилась настоятельная необходимость в изучении закономерностей процесса номинации, в выявлении правил создания новых терминов и формирования их совокупностей (терминологий). Так появились предпосылки создания новой комплексной научной дисциплины, так появилось терминоведение.

Однако конец 30-х гг. ознаменовался началом Второй мировой войны, когда человечеству стало не до научных экзерсисов при всей, казалось бы, нужности точной и однозначно понимаемой терминологии. Хотя справедливости ради нельзя не отметить, что даже во время Великой отечественной войны в СССР были разработаны два или три терминологических стандарта на железнодорожный транспорт.

Следующий этап развития терминоведения начался с Первого терминологического совещания 1959 года, затем Всесоюзная терминологическая конференция 1968 года и, наконец, этапный для развития терминологической науки, проведенный в 1972 году в МГУ симпозиум по языкам науки, техники, информатики, ознаменовавший собой второе рождение науки о терминах и начало терминологического бума, который, надо полагать, длится и до сих пор. Именно с симпозиума 1972 года Б. Н. Головин становится ключевой фигурой отечественного терминоведения. Его доклад «О некоторых проблемах изучения терминов» положил начало новому этапу в развитии и становлении терминологической науки.

Однако вернемся к истокам.

К стыду своему я не очень-то осведомлен о биографических подробностях Учителя. Знаю, и то по памяти, а это уже события более чем 50-летней давности, лишь то, что мог видеть и слышать будучи студентом отделения прикладной и математической лингвистики историко-филологического факультета Горьковского госуниверситета. Помнится, году в 1964-1965 прошел слух, что заведовать кафедрой русского языка и общего языкознания приглашен, тогда еще даже не доктор наук, специалист из Вологды Б. Н. Головин. Говорили, что он ученик академика В. В. Виноградова. Вскоре Борис Николаевич защищает докторскую диссертацию по глагольной тематике. Тогда же, насколько я помню, решался вопрос о судьбе отделения прикладной и математической лингвистики – быть ли ему на филфаке или на факультете кибернетики – и Борису Николаевичу удалось отстоять филологическую принадлежность нашего отделения.

Далее начинается чрезвычайно продуктивный период в жизни и деятельности Учителя. В 1973 году выходит первым изданием его учебное пособие «Введение в языкознание». Ему предшествует опубликованная в 1971году «Язык и статистика». С 1973 года под редакцией Б. Н. Головина начинает выходить межвузовский сборник «Лексика, терминология, стили», впоследствии преобразованный в «Термин и слово» и практически в каждом из выпусков фигурируют статьи Учителя. В те годы, когда еще не было обобщающих терминоведческих трудов и учебных пособий, если не считать вышедшую в Самарканде очень ограниченным тиражом книгу А. Д. Хаютина «Термин, терминология, номенклатура», каждый выпуск горьковского сборника встречался с колоссальным интересом и воспринимался как методологическое пособие и, если угодно, руководство к действию. В статьях Б. Н. Головина и его последователей не просто присутствовала научная новизна и серьезная теоретическая значимость – эти работы знаменовали собой появление новых направлений в терминоведении, связанных с системным подходом, лингвостатистическими исследованиями, проблемой членения специальных текстов и т.п.

В конце 70-х гг. в Советском Союзе начинают выходить и другие терминологические сборники в Воронеже (под редакцией С.З. Иванова) и Омске (под редакцией Л. Б. Ткачевой) во многом под влиянием работ горьковской терминологической школы. СССР становится по существу методологическим центром и главным ньюсмейкером на терминологическом фронте. Инфотерм со штаб-квартирой в Вене под руководством О. Вюстера, а впоследствии Х. Фельбера скупает практически все региональные издания терминологической направленности.

Можно без преувеличения утверждать, что отечественное терминоведение 70-80-х гг. ХХ века зижделось на «трех китах»:

  • ортодоксальное определение термина, сформулированное Б. Н.Головиным,
  • дихотомия «термины языка – термины речи» Б. Н. Головина,
  • дифференциация «сфера фиксации – сфера функционирования терминов» В. П. Даниленко.

Как нетрудно заметить, горьковская терминологическая школа Б. Н. Головина была в те годы общепризнанным лидером в СССР, а Советский Союз был столь же бесспорным лидером в терминологическом мире - следовательно, горьковская терминологическая школа доминировала в мире по меньшей мере лет 12-15.

Отдавая должное отцам-основателям терминологической науки О. Вюстеру, Д. С. Лотте и Э. К. Дрезену, нельзя не отметить, что на втором послевоенном этапе терминоведческой истории по настоящее время истинным лидером и идеологом терминоведения был профессор Горьковского государственного университета Борис Николаевич Головин.

Отечественное терминоведение 70-80-х гг. развивалось ускоренными темпами благодаря взаимообогащающему влиянию терминологических школ союзных республик. В эти же годы проводятся многочисленные всесоюзные и республиканские конференции непосредственно терминологической направленности или сопредельных наук и областей деятельности. Так, например, в рамках одного из самых массовых профессиональных движений, переводческого, терминологии нашли весьма благодарную аудиторию. Успешно развивается деятельность Всесоюзного НИИ технической информации, классификации и кодирования (ВНИИКИ), курирующего разработку и внедрение стандартов на термины и определения. В результате отечественными специалистами было разработано более 700 терминологических ГОСТов. Методические документы, по которым осуществлялась эта деятельность во многом создавались при участии и под влиянием ученых и специалистов горьковской терминологической школы.

В этом же контексте нельзя не упомянуть вышедшую на английском языке монографию О. С. Ахмановой и Е. Агаповой «Терминология: теория и метод» М.1974.

Зарубежное, главным образом европейское терминоведение, также успешно развивалось в эти годы. Эпохальным следует признать начало выпуска в Германской Демократической Республике еще в 1960 году журнала «Fachsprachen» (Предметные, специальные языки). К 70-м гг. оформилось четкое противопоставление общелитературного языка (LGP) и многочисленных специальных языков (LSP), в которых семантическим ядром являлись термины. Чехословацкие и польские терминологии внесли заметный вклад в теорию и практику терминологической деятельности. В этой связи нельзя не упомянуть З. Стоберского, основателя и долгие годы руководителя Международного комитета по унификации терминологических неологизмов. Активно работают австрийские, немецкие, датские, финские и английские терминологи и лингвисты. Наиболее выдающиеся из них оставили после себя не только многочисленные публикации, но и серьезные обобщающие труды и учебники. Начнем их перечень, по-видимому, с учебников руководителей Инфотерма тех лет О. Вюстера (1979) и Х. Фельбера (1984). Затем работы Х. Пихта, К. Лорена, А. Рэя, Д. Сейгера и ряда др. Особо следует отметить вышедшее в 1981 году в Квебеке (Канада) «Введение в терминологию» Г. Рондо. Отметим, что до сих пор центр франкоязычного терминоведения находится отнюдь не во Франции, а в Канаде. Незадолго до выхода в свет своего учебного пособия проф. Рондо побывал в Советском Союзе и первым, с кем он попросил устроить ему встречу был Б. Н. Головин. Кстати, в 1987 году через три года после кончины Учителя свет увидело учебное пособие «Лингвистические основы учения о терминах», написанное им в соавторстве с Р. Ю. Кобриным.

И в заключение нельзя не сказать о том, что Б. Н. Головин был не только выдающимся ученым, но также и педагогом с большой буквы. Он не только учил нас, своих учеников и последователей, и словом и личным примером, но и воспитывал. Помню, многие его лекции начинались с бесед о долге перед обществом, о гражданственности.

Вот уже более 30 лет с нами нет Учителя, но жизнь продолжается, он с нами в наших умах и сердцах. Мы и сегодня изучаем его научное наследие, учимся по его учебникам, подпитываемся его идеями, осваиваем его инновации. Б. Н. Головин был человеком своего времени, человеком ХХ века, но время показало, что и сейчас в ХХI веке он современен и актуален. Думаю, это надолго.

К. Я. Авербух

Научние труды Б. Н. Головина




Назад

NOVOSTI  

OBJAVE